Форум » Красноводск исторический » Загадки и забытые страницы истории Красноводска » Ответить

Загадки и забытые страницы истории Красноводска

Юрий: Начать эту тему побуждают вопросы форумчан. Один из них - вопрос о происхождении названия посёлка Уфра, расположенного на противоположном от Красноводска берегу бухты Муравьёва. Посёлка, имеющего свою небезынтересную историю. И таких вопросов, - исторического плана, но не вписывающихся в обсуждаемую тему, - может быть много. Что побуждает думать и искать. Но как ни структурируй ветку "Красноводск исторический", всегда найдутся вопросы, не вписывающиеся ни в одну структуру. То есть будет возникать потребность в новых темах. Одна из таковых эта: "Загадки и забытые страницы истории Красноводска" уже напросилась. Переношу в неё вопрос и ответ из темы "С чего начиналася Родина".

Ответов - 141, стр: 1 2 3 4 All

Molly:

Юрий: ascont пишет: цитата: А вот все занют поселок УФРА...всегда говорили что это Укреп.ФортРусскойАрмии! так ли это? Название Уфра - одна из топонимических загадок Красноводска (как, кстати, и название "Красноводск"). Мои поиски в исторических документах хоть каких то намёков на то, что на месте расположения посёлка Уфра хоть когда-то было хоть что-то, напоминающее не то, чтобы Укреплённый Форт Русской Армии, но даже один окоп, оказались безрезультатны. Зато удалось откопать несколько интересных текстов, из которых родился небольшой очерк "Уфра", который я и предлагаю не безразличным к истории города форумчанам. У Ф Р А Одна из интересных топонимических загадок Красноводска – это Уфра. Так называется нефтяная база и посёлок при ней, расположенные на противоположном от города берегу бухты Муравьёва. Точно так же называется и полуостров, на котором располагаются нефтяные резервуары и просто вырытые в каменистом грунте и заполненные нефтью котлованы. Название посёлка, от которого якобы получил название и полуостров, не свойственное строю туркменского языка и непривычное для русского слуха, всегда вызывало желание узнать, откуда пошло это название. Молва породила романтическое объяснение слова: Уфра – это аббревеатура от - Укреплённый Форт Русской Армии (УФРА). Для такой версии вроде были убедительные основания. Будто бы после высадки русских войск полковника Столетова на красноводский берег, на полуострове расположились казачьи части. Они то, будто, и создали что-то вроде укрепления. Версия получила подкрепление в годы правления Сапармурата Ниязова. Тогда прошёл слух, что на Уфре будто бы собираются сносить старое казачье кладбище. Да и исторические документы говорили, что казачьи части были в составе отряда Столетова. Вот сведения из книги А. Березовского, вышедшей в Санкт-Петербурге в 1898 году «В. Маркозов. Его жизнь и служба со дня высадки на восточный берег Каспийского моря по 1873 г. включительно». «Красноводский отряд первоначально составляли: 2-й батальон 82-го пехотного Дагестанского полка (пять рот); 8 полевых и 8 горных орудий, из коих запряжены были: четыре полевых и два горных; 1 ½ сотни казаков Кизляро-Гребенского полка и команда сапер от 1-го Кавказского саперного 6аталиона. Впоследствии, пред занятием балханских позиций, отряд был усилен двумя ротами 80-го пехотного Кабардинского полка (5-ю и 7-ю) и еще одною сотнею Кизляро-Гребенского казачьего полка». Судя по тому, что сведения о частях и их вооружении приведены довольно подробные, логично ожидать и сведений об их размещении. Ведь полторы сотни казаков – это и казармы, и приличные площади для конюшен, и место для складирования корма для лошадей (сено и ячмень). Базирование такого отряда на Уфре не остаться не отмеченным в документах. Однако в известных документах об этом нет даже намёка. В красивой легенде смущало и ещё одно обстоятельство – сочетание «Укреплённый форт». Ведь фортов «не укреплённых» не бывает! Понятно было бы, например, сочетание «разоружённый форт». Но «укреплённый» - это избыточное определение, тавтология. Однако, если не «укреплённый форт», тогда что означает слово Уфра? Похоже, что если не разгадка странного названия, то ещё одна версия названия, всё-таки, нашлась в старых документах. А именно - в записках Бларамберга Ивана Фёдоровича, участника экспедиции Григория Силыча Карелина в 1836 году. Отрывок из этого документа не только даёт ключ к названию Уфра, но содержит интереснейшие сведения о …колодцах Красноводска и проясняет вопрос о снабжении водой отряда Столетова (это – отдельная тема). И вообще, трудно найти ещё такое лаконичное и в то же время красочное описания вида Красноводска с моря, как в записках Бларамберга. «Издали мы видели высокие, скалистые, играющие различными красками горы на берегу в Красноводском, или Балханском, заливе. На переднем плане выступали темные скалы, за ними возвышались кирпично-красные вершины, и, наконец, поднимался крутой гребень, как нам казалось, бело-желтого цвета. К полудню мы бросили якорь против косы Куба-Сенгир и направились на двух лодках на берег. Сквозь прозрачный воздух горы и холмы казались ближе, чем это было на самом деле. Наша якорная стоянка находилась в 2 верстах от берега. Едва мы приблизились к берегу, как сразу почувствовали резкий скачок температуры. Отраженные от бело-серых скал солнечные лучи до такой степени нагревали воздух, что он был нестерпимо горячим и лишь немного остужался частыми порывами холодного ветра из ближайших горных ущелий. Весь берег был усеян обломками скал и камнями, сорвавшимися с известняковых скал, которые круто поднимались в 50 саженях от нас. Я взобрался на вершину Куба-Сенгира, чтобы насладиться оттуда прекрасным видом. Почти весь Балханский залив с островами Челекен (похоже, он видел длинный, вытянувшийся по направлению к полуострову Дарджа косу, которая на современных картах называется «мыс Кабельджа» - см. карту – Ю.Ч.), Дарджи и Даг-Ада лежал передо мной, как на ладони. Здесь, на вершине, я сверил прежнюю съемку Муравьева и нашел ее весьма точной. Ветер благоприятствовал нам, и к вечеру мы добрались до колодцев Балкуи, перед которыми в 11 часов и стали на якорь. 2 сентября мы высадились на берег, куда были доставлены и все пустые бочки. Расположение этих колодцев живописно: порфировые горы сходят постепенно снижающимися сопками к морю, параллельно им тянутся песчаниковые скалы, круто обрывающиеся в море и поворачивающие к холмам Уфрака; между ними лежит долина шириной 2 версты. У самого берега находятся два колодца глубиной 5 аршин, выложенные камнем. Вода в них солоновата, но чиста и пригодна для питья. В этих колодцах мы обнаружили много змеиных шкур, и поскольку из них поят только верблюдов, мы прошли примерно 100 саженей дальше к другим колодцам, которые также назывались Балкуи (Медовые колодцы). Я поднялся на вершину горы Шах-Адам, с которой открывался великолепный вид на Красноводский залив и косу (видимо – на Красноводскую косу, на конце которой находится бухта Бековича-Черкасского и посёлок Кизыл-Су –Ю.Ч.)». Чрезвычайно содержательное описание! В нашем распоряжении имеется карта примерно 1885 -1890 годов, на которой обозначен мыс с названием Кува-Сенгир. Нетрудно видеть, что это слегка переиначенное название косы Куба-Сенгир. А вершина Куба-Сенгир – это самая высокая точка полуострова, - большую часть которого занимают «холмы», - Уфрак. И это название вполне созвучно туркменскому строю речи. (Можно, также допустить, что первоначальное звучание местности было Упрак или Уврак, - звук «ф» очень редок в туркменской речи, - что ещё ближе к строю туркменской речи). Это единственный документ, в котором встречается обозначение местности – «Уфрак», и описание этой местности однозначно указывает на Уфру. Совершенно логично предположить, что название Уфра могло образоваться из-за восприятия «п» как «ф» и потери глухого конечного звука «к», так же, как «Куба» превратилась в «Кува». Что же касается расшифровки «Укреплённый Форт Русской Армии», то, думается, это не более, чем красивая легенда, придуманная каким-нибудь остроумцем, и в дальнейшим закрепившаяся как предание. С ней жаль расставаться, но, как говорится, истина дороже.

Юрий: ascont ссылка на сообщение Отправлено: Сегодня 09:52. Заголовок: Юрий пишет: Ведь фо.. [Re:Юрий] Юрий пишет: цитата: Ведь фортов «не укреплённых» не бывает! Понятно было бы, например, сочетание «разоружённый форт». Юрий пишет: цитата: то, думается, это не более, чем красивая легенда, придуманная каким-нибудь остроумцем, и в дальнейшим закрепившаяся как предание. В принципе всё четко и ясно.. единственный форт построенный в городе (насколько я помню) в первую очередь - это то что от него осталось ныне Краеведческий музей!

Юрий: Однако и сам Форт даёт много поводов для размышлений и вопросов. Хотя бы такого. Пушки Форта направлены в сторону залива. На Каспийском море в то время полностью доминировала Россия. Какой враг, предположительно, ожидался со стороны моря?

Юрий: Юрий пишет: цитата: Какой враг, предположительно, ожидался со стороны моря? jet: может всё же по привычке направлены в сторону моря.....ведь все военные береговые укрепления снабжены орудиями и они направленны в сторону моря

Юрий: Jet Цитата: может всё же по привычке направлены в сторону моря.....ведь все военные береговые укрепления снабжены орудиями и они направлены в сторону моря... Наверное, найдено довольно точное слово: "по привычке". Как ни удивительно, нападения с моря военных кораблей можно было не опасаться. Российско-персидская война 1826-1828 года закончилась Туркменчайским Договором, согласно которому, только Россия могла держать военные корабли на Каспии. Более того. На острове Ашур-Ада, расположенном на самом юге Каспия и принадлежавшем Персии (по другому - Ирану), Россия получила возможность расположить "морскую станцию", по-просту - военно-морскую базу для защиты морских путей от нападений на персидских купцов со стороны...прибрежных туркмен, населявших устье пограничной реки Атрек. Так, может быть для защиты от пиратов-туркмен строился Форт с орудиями? Но пираты располагали лишь куласами, небольшими парусными лодками, и вряд ли решились бы на переход в 300 километров большим количеством судёнышек к Красноводску, где их ждал бой на берегу с российским военным формированием. Оно же, поначалу составившее 1000 человек при 300 казаках, уже через пару месяцов достигло 3000 человек. Похоже, и самому руководству высадившегося отряда показалось, что налицо явный перебор, и что экспедиционные силы сами себя загнали в ловушку. Но остановимся на этом и вникним в некоторые документы, подтверждающие изложенное.

Юрий: 10 февраля 1828 года Подписан Туркменчайский договор. Случилось это веховое событие в селе Туркменчай близ Тавриза. Мирный договор завершил Русско-персидскую войну 1826-28 гг. Договор подписали доблестный генерал Иван Паскевич, штурмом взявший Эриванскую крепость, и неудачливый шахский наследник Аббас Мирза. В составлении договора участвовал незабвенный Александр Грибоедов. Из СТАТЬИ VIII Договора Российския купеческия суда, по прежнему обычаю, имеют право плавать свободно по Каспийскому морю и вдоль берегов онаго, как равно и приставать к ним; в случае кораблекрушения, …Таким же образом предоставляется и Персидским купеческим судам право плавать на прежнем положении по Каспийскому морю и приставать к берегам Российским… Относительно же военных судов, как издревле одни военныя суда под Российским военным флагом могли иметь плавание на Каспийском море, то по сей причине предоставляется и подтверждается им и ныне прежние сие исключительные права, с тем, что кроме России, никакая другая Держава не может иметь на Каспийском море судов военных.

Юрий: Вот они, куласы, - корабли "пиратов"Каспия, выброшенные штормом на берег. Это по ним должны были стрелять пушки форта? А попали бы? В Инете есть, правда, фото модели двухмачтового куласа. Выглядит серьёзнее, чем на фото. Но не думаю, что таких судов было много, да, к тому же, подозреваю, что и они не взяли бы на борт больше 20 человек

ali395: Юрий пишет: корабли "пиратов"Каспия кто такие "пираты "Каспия?

Юрий: ali395 пишет: кто такие "пираты "Каспия? Так называли мореходов туркменских племён, живущих на юге восточного берега Каспия в районе реки Атрек. Кроме рыболовного промысла и торговли продуктами примитивной нефтедобычи на острове Челекен, они промышляли морскими грабежами персидских купцов, причём делали это так активно, что ещё в 1834 году на острове Ашур-Ада - на самом юге Каспия - была по договору с Персидским правительством основана российская "морская станция, в теперешних терминах - военно-морская база с постоянно дежурившим там крейсером - легким вооружённым судном - для охраны торговых путей от туркменских пиратских набегов.

Юрий: Модель двухмачтового куласа

Юрий: Вот какой виделась цель занятия русскими войсками побережья Муравьёвской бухты и роль Красноводска перед высадкой отряда Столетова: "Понимая, что в конце-концов без войны с Хивою нельзя будет обойтись, Кауфман обратил свои взоры к восточным берегам Каспийскаго моря, и его проницательный ум остановился на необходимости скорейшаго создания на этих берегах такого русскаго пункта, который бы по своему выгодному положению послужил, во-первых, к развитию и установлению прочных торговых сношений между Россией и полудикими и воинственными туркменскими племенами, а во-вторых, — к облегчению военных действий против Хивы, оказавшейся бы, благодаря этому, окруженною почти со всех сторон русскими владениями". "...Кауфман добился своего, и в 1869 году полковник Столетов высадился с небольшим отрядом на восточный берег Каспийскаго моря, у Красноводскаго залива, в местности “Кадд-и-Шах” (Царская Стопа), и основал укрепление Красноводск. Этим было положено начало прочному умиротворению нами безпокойной Хивы и дальнейшему затем движению русских в глубь вольной Туркмении, до афганских пределов. Услышав о высадке русских в Красноводском заливе, хивинцы обезпокоились, хотя Кауфман сделал попытку уверить хана (письмом от 18 января 1870 г.), что Красноводск предназначается для устройства складочных мест для товаров, а возведение укрепления вызывается необходимостью обезпечить наши караваны [L] от нападения туркмен". Интересно, как бы это Форт мог "обезпечить наши караваны"? Они что, по морю собирались ходить?

Юрий: Цитата: "у Красноводскаго залива, в местности “Кадд-и-Шах” (Царская Стопа)". Вот и ещё одно разъяснение происхождения название "Шахадам" или "Шекодам". Корни, этого слова, похоже, арабские. И очень созвучно знакомому "Пад-и-шах" ("Падишах")! А ведь какие красивые географические названия на нашей Родине: "Красная вода", "Медовые колодцы", "Стопа шаха". Если заглянуть в полный туркменско-русский словарь, то, наверное, можно будет расшифровать и Куба-Даг, и Куба-Сенгир, и Уфрак.

Юрий: Юрий цитата: "Интересно, как бы это Форт мог "обезпечить наши караваны"? Они что, по морю собирались ходить?" Однако дальше началась весьма занятная, если бы она не была довольно печальной, история, показывающая, что мы"задним умом крепки" и доказавшая правоту пословицы "скупой платит дважды".

Юрий: Отправлено: 18.09.08 08:40. Заголовок: Юрий пишет: Однако .. [Re:Юрий] Юрий пишет: цитата: Однако дальше началась весьма занятная, и что это за история?

Юрий: Однако дальше началась весьма занятная, если бы она не была довольно печальной, история... ascont Цитата: И что это за история? Эта история с оставлением Красноводска, почти полным уходом войск из него, отказом от развития поселения как главного опорного пункта на Каспии - словом, история какого-то умопомрачения, которая, однако, в исторических документах считается лишь ошибкой. Исправлять её пришлось не только людям, но и самой природе. Продолжим это направление?

Юрий: Юрий Обязательно продолжим я про это вообще не знал.....

Юрий: Юрий пишет: цитата: Выяснил, что наш форум посещают. ну это не может не радовать! Джорж пишет: цитата: Обязательно продолжим я про это вообще не знал..... Так на чем Вы остановились?

Юрий: Юрий (цитата): "Однако дальше началась весьма занятная, если бы она не была довольно печальной, история, показывающая, что мы"задним умом крепки" и доказавшая правоту пословицы "скупой платит дважды"...Эта история с оставлением Красноводска, почти полным уходом войск из него, отказом от развития поселения как главного опорного пункта на Каспии - словом, история какого-то умопомрачения, которая, однако, в исторических документах считается лишь ошибкой. Исправлять её пришлось не только людям, но и самой природе. Странная ошибка Высадившись с отрядом в 1000 человек на красноводском берегу, начальник отряда полковник Столетов попал в довольно двусмысленное положение. Перед высадкой ему было сделано строжайшее внушение, чтобы он не втягивался в военные действия и до последней крайности избегал враждебных столкновений с туземцами (именно так!) Закаспийского края. Вместе с этим, отряду было вменено в обязанность производить движения внутрь страны, но движения эти должны были быть чисто разведочного характера, и строго ограничиваться исследованиями края и путей, по нему пролегающих. Это было резонно. Ведь конечной целью высадки был поход на Хиву. В военные действия втягиваться не пришлось по простой причине: отряд не встретил никакого противодействия из-за отсутствия, как на берегу, так и в обозримых пространствах какой-либо военной силы. А для проведения разведочных действий нужны были верблюды, достаточного количества которых не нашлось у ближайших к Красноводску жителей. К тому же показалось, что предварительная оценка возможности водоснабжения из единственного(!), пригодного для потребления людьми, колодца Бал-Куи, была несколько завышенной. Да и климат у подножья Куба-Дага оказался тяжеловатым. Ссылаясь на эти обстоятельства, полковник Столетов предложил перевести значительную часть своего отряда к подошве Большого Балхана, к аулу Таш-Арват (Таш-Арват – кала), приблизительно в полутораста верстах от Красноводска. Казалось, что этот пункт, столь же пустынный, и со столь же бесплодными окрестностями, как и красноводский берег, находится в несколько лучших климатических условиях, благодаря превышению над морем. Большой приманкою оказался и «небольшой источник пресной воды, которая тут же, пробежав несколько десятков сажен, терялась в песках». Так, не произведя ни единого выстрела из пушек красноводского форта, не сопроводив ни одного каравана, и не вступив ни в одну стычку с «туземцами», красноводский отряд стал перемещаться в Таш-Арват. И тут то возникли проблемы, которых почему-то не увидели с самого начала. У Таш-Арвата оказалось недостаточно местных кормов. Потребовалось подвозить туда без исключения все, в чем отряд мог нуждаться, по совершенно безводному пути. Снова возникла проблема верблюжьего транспорта. На практике стало ясно, что одного конвоирования вечно двигающегося взад и вперед каравана было бы достаточно, чтобы изнурить весь личный состав небольшого отряда.

Юрий: Приходится просто удивляться, насколько случайными, примитивными и нерасчётливыми оказались доводы в пользу перевода основных сил красноводского отряда. Но ещё более удивительно поразительное упорство, с каким военное начальство продолжало выдерживать начатую порочную линию. Стали искать морской путь, который бы сократил сухопутье. И он хоть и был отыскан через Михайловский залив, однако оказался чрезвычайно извилистым и трудно проходимым даже для небольших паровых баркасов из-за мелководья залива. Были предприняты чрезвычайные меры. В распоряжение красноводского отряда для его нужд отдали почти все наличные военные суда каспийской флотилии и удвоили число компанейских судов общества «Кавказ и Меркурий», назначенных для службы отряду. В конце Михайловского залива устроили пристань и возвели маленькое укрепление для складирования грузов и для небольшого гарнизона, который охранял бы склад и выгружал суда. Но, возник заколдованный круг. В Михайловском укреплении и на 20 верст вокруг не было пресной воды. И пресную, вернее полупресную, воду стали привозить в Михайловск из…Красноводска, который отряд и покинул-то якобы из-за недостатка воды. Теперь, однако, тот же самый колодец Бал-Куи (возможны были использованы и «верблюжьи» колодцы) стал снабжать водой отряд, но уже расположенный за 150 вёрст. Целая сотня людей в Красноводске наряжалась ежедневно исключительно для наливания цистерн с водою и для нагрузки этих сосудов на баржи. По-сути, первопричина перевода красноводского отряда, – недостаток пресной воды в Красноводске, - оказалась…ложной. Что это было: ошибка или намеренное введение в заблуждение вышестоящее начальств из-за амбиций полковника Столетова, сейчас не представляется возможным узнать. Перевозка воды обходилась недёшево. По приблизительному расчету моряков оказывалось, что ведро полугорькой воды (интенсивное вычерпывание давало себя знать) привезенной из Красноводска, по выгрузке в Михайловске обходилось свыше 1 рубля. Ценность топлива во время 12-ти-часоваго плавания из Красноводска до Михайловской пристани и прочие навигационные расходы, при невозможности транспортировать воду на больших и вместительных судах, делали эту статью расходов неимоверно дорогою. Однако, втянувшись в военно-экспедиционную авантюру, красноводское военное начальству, и, видимо, сам Столетов, уже не могли признать свою ошибку и вернуться к первоначальной идее – базироваться в Красноводске. Чтобы спасти положение, решено было поставить в Михайловске водоопреснитель. Его заказали в Петербурге на заводе Карра и Макферсона, но исполнение этого заказа затянулось, и опреснитель привезен был на восточный берег Каспия лишь в 1873 году, когда Михайловск нельзя было уже удержать в виде промежуточного складочного пункта.

Юрий: Юрий Не понятен смысл затеи Столетова что он выигрывал от перевода основных сил?

Юрий: Джорж: Не понятен смысл затеи Столетова что он выигрывал от перевода основных сил? Ответ, видимо, надо искать не в стратегии или в разработанных планах (таковых, судя по известным документам, и не было), а в характере и биографии Николая Столетова. Боевой и храбрый полковник, участник обороны Севастополя в Крымскую войну, мог ли он, с тысячным отрядом отсиживаться и прятаться непонятно от кого за стенами построенного им форта, тем более, когда стало ясно, что на это укрепление просто некому нападать? Он мог стать просто фигурой для насмешек со стороны Кавказских штабистов и Петербургского начальства. и он поступил так, как советует китайское правило (даже если он о нём и не ведал): "Если не знаешь куда идти, делай шаг вперёд!". И Столетов пошёл по единственно мыслимому пути - вглубь края - даже не представляя масштабы всех трудностей. которые его и отряд ждут. И не случайно позже все его действия были оправданы. Но в 1870 - 71 году он испытал глубокое к себе недоверие и недовольство начальства. Давайте приглядимся к краткой биографии нашего города - она заслуживает не просто внимания, но и глубокого уважения.

Юрий: Столетов Николай Григорьевич 1834 - 27.06.1912 Генерал от инфантерии. Генерал Столетов, герой Шипки, обессмертил свое имя самоотверженной помощью братскому болгарскому народу в период русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. Николай Григорьевич родился во Владимире и там же окончил гимназию. Его отец, купец 3-й гильдии, уважая ученых людей, хотел, чтобы его сыновья получили университетское образование. Под влиянием родителя все четверо сыновей один за другим поступили в Московский университет. Впоследствии один из них - Александр стал известным физиком, прославившимся трудами по фотоэффекту. Николай же, а за ним и младший брат Дмитрий, получив университетское образование, перешли на военную службу. К моменту окончания Николаем Столетовым университета шла трудная для России Крымская война 1853 - 1856 гг., и патриотические чувства захлестнули молодого человека. Летом 1854 г., сразу после завершения учебы, он определился в 10-ю артиллерийскую бригаду фейерверкером (младший чин в артиллерии). Родители не раз пытались отговорить его от такого решения, но сын твердо заявил: "Позвольте мне самому распоряжаться своей судьбой". Участие в жарких боях под Севастополем скоро сделало из вчерашнего студента закаленного воина. А за сражение под Инкерманом Столетов был удостоен солдатского георгиевского креста и получил офицерский чин. Под Севастополем полуслучайно состоялась его встреча со Львом Толстым, тогда поручиком артиллерии, и теплые чувства друг к другу они сохраняли всю жизнь. В 1910 г. Николай Григорьевич будет сопровождать знаменитого писателя в последний путь. После окончания Крымской войны Столетов, чувствуя недостаток военных знаний, добился направления его на учебу в Академию генерального штаба. Учился он со старанием и, пройдя полный курс обучения, выпустился из академии в чине штабс-капитана с назначением в главный штаб русской Кавказской армии. Там он начал службу под руководством начальника главного штаба Д.Милютина, которому понравился своей общей и военной подготовкой, а также знанием восточных языков (Столетов изучал их во владимирской гимназии). Служба на Кавказе в должности начальника Закатальского округа (район, охватывавший северную часть Азербайджана и южную часть Дагестана) шла у Николая Григорьевича успешно, но затем Милютин, ставший военным министром, посчитал, что наибольшую пользу способный офицер может принести в Туркестане, начавшем в то время свое присоединение к России. Летом 1865 г. Столетов был переведен в Ташкент. Здесь он трудился с присущими ему энергией и обстоятельностью. Занимаясь военно-административной работой, он хорошо изучил положение дел в Прикаспийском крае и Средней Азии, трижды с дипломатической миссией посетил Персию и Афганистан, одновременно собирая о них разносторонние сведения. В 1868 г. с связи с военными притязаниями афганского эмира участвовал в укреплении войск Оренбургского военного округа и занятии русскими войсками юго-восточного берега Каспийского моря. С именем Столетова связано основание в 1869 г. Красноводска (тогда форта, затем города). После покорения Хивинского ханства открылась возможность изучения Арало-Каспийского бассейна, и в 1874 г. Милютин поручил Столетову руководить Амударьинской экспедицией "для исследования старого русла реки Аму-Дарьи и для производства других изысканий, намеченных военным министерством в согласии с императорским Географическим обществом". Таким образом, экспедиция имела не только военные, но и научные задачи. Военное министерство и Географическое общество высоко оценили деятельность экспедиции Столетова; по ее завершении он доложил о результатах сроей работы в Петербурге лично Александру II и получил от него благодарность. Вскоре Николай Григорьевич решил перейти на строевую службу и добился своего, получив назначение командиром 1-й бригады 7-й пехотной дивизии с производством в генерал-майоры. С началом русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. тысячи болгар, живших в России, изъявили желание встать под знамена русской армии, и Столетову было поручено собрать воедино и обучить болгарское ополчение. Первоначально российские военные чиновники намеревались использовать болгар только во вспомогательных целях - для несения сторожевой службы, охраны освобождаемых территорий. Но Столетову при поддержке Милютина удалось добиться другого решения - возложить на болгарское ополчение, прежде всего, боевые задачи. Николай Григорьевич лично занимался подбором офицерского и унтер-офицерского состава ополчения, организацией волонтерских дружин. 18 мая 1877 г. ополчение приняло знамя, присланное населением города Самары, с изображением Богоматери и святых Кирилла и Мефодия. В составе Передового (Южного) отряда генерал-лейтенанта И.Гурко ополчение Столетова участвовало в переходе через Балканы. В боях у Ески-Загры (Стара-Загоры) ополченцам выпало тяжелое испытание: здесь вместе с русскими они много часов отражали атаки в несколько раз превосходящих их сил турецкой армии Сулейман-паши, и только ценой больших потерь турки смогли захватить город. Генерал Гурко в своем приказе обращался к братьям-славянам: "Вы ядро будущей болгарской армии. Пройдут годы, и эта будущая болгарская армия скажет: "Мы потомки славных защитников Ески-Загры". Когда встала задача - не пропустить через Балканы турецкую армию, шедшую для нанесения удара по русским войскам, осаждавшим Плевну, отряд Столетова занял оборону на Шипкинском перевале. Отряд был сравнительно невелик, его составляли пять болгарских дружин, Орловский полк и три казачьих сотни. Николай Григорьевич сообщал командиру корпуса генералу Ф.Радецкому: "Весь корпус Сулейман-паши, видимый нами как на ладони, выстраивается против нас в восьми верстах от Шипки. Силы неприятеля громадны, говорю это без преувеличения; будем защищаться до крайности, но подкрепление крайне необходимо". Сулейман-паша, зная о малом числе защитников Шипки, одновременно с приказом о наступлении на перевал послал султану в Константинополь донесение о взятии Шипки, но, как показали события, он явно поторопился. Участок обороны отряда русского генерала имел два километра в длину и до 1200 метров в ширину, и этот маленький клочок горной земли, закрывавший туркам путь через перевал, оказался для них непреодолимым. Русские и болгары мужественно отражали многочисленные атаки противника и стойко выносили непрекращавшийся артиллерийский обстрел. На помощь им пришли резервы под командованием генерал-майора Драгомирова, что только раззадорило турок, усиливших натиск на перевал. За шесть дней (9 - 15 августа) русско-болгарский отряд потерял около четырех тысяч человек, противник - более семи тысяч, много турок полегло в штыковых атаках, найдя смерть в снегах. Затем, с подходом Житомирского и Подольского полков, которые привел генерал-лейтенант Радецкий, русско-болгарские войска в течение 4,5 месяцев удерживали Шипку, отбивая все новые попытки турок сбить защитников перевала штурмами и огнем. В российской и европейской печати Шипку называли "Фермопилами новейшего времени". В жестокие холода число обмороженных защитников Шипки доходило до 300 - 400 человек в день. Один из офицеров пехотного Подольского полка так описывал день 7 декабря: "Мороз 21є, сильная метель, прямо снежный ураган; все заносится снегом; на ровных местах глубина снега 3/4 аршина, наносы же до 1 1/2 сажен. Все вооружились лопатами и откапывают свои жилища, а что испытывают солдаты, находящиеся в открытых траншеях на горе- св. Николая, превышает всякое описание... В течение дня заболело 272 человека, к 8 декабря всего больных во всем отряде, обороняющем Шипку, 90 офицеров и 6034 нижних чинов". Столетов оборонял перевал вплоть до общего наступления русской армии, развернувшегося после взятия Плевны. Вскоре отряд Скобелева, двинувшись в горы, обошел Шипку с правой стороны, отряд Святополк-Мирского - с левой, и Столетов перешел от обороны к нападению, заставив турок, окружавших Шипку, положить оружие. После успешного для России завершения русско-турецкой войны Николай Григорьевич, не прося времени для отдыха, продолжил службу. С учетом опыта его деятельности в Туркестане и знания восточных проблем он в мае 1878 г. был направлен царем с дипломатической миссией в Кабул. После длительных и настойчивых переговоров главная цель миссии - склонить афганского эмира Шер-Али-хана к дружбе с Россией - была достигнута. Заключительная статья русско-афганского договора гласила: "А потому на основании вышеизложенного отныне и навсегда Российское императорское Правительство считает необходимым всеми, по своим соображениям, способами, и явными и неявными, и внешними и внутренними, признанными обоими государствами полезными и целесообразными, оказывать Эмиру государства Афганистан помощь, содействие и поддержку". Вскоре Столетов вернулся на родину. Преждевременная смерть Александра II и уход с поста военного министра Милютина были восприняты им как большая потеря для страны и армии. Чувство долга и привычка к каждодневному труду помогли ему преодолеть внутренний кризис. Оставшись в рядах армии, Николай Григорьевич командовал дивизией, корпусом, дослужился до чина генерала от инфантерии (1898 г.), с 1899 г. состоял членом Государственного совета. Скончался он 27 июня 1912 г. в Царском Селе. Похоронен он рядом братом Александром, известным физиком, открывшим фотоэффект во Владимире. О его имени напоминает памятник героям Шипки в Москве и название одной из вершин вблизи Шипкинского перевала - вершины Столетова.

ascont: Юрий пишет: Скончался он 27 июня 1912 г. в Царском Селе. спасибо вам, очень интересно читать! Если можно то раскройте историю не только Красноводска но и вообще - историю освоения Туркмении, или нет..скажем так историю вхождения Туркмении в состав России! В т.ч и про генерала Скобелева...

Юрий: Присоединение Туркмении - очень интересный эпизод, если уместно это слово, в истории присоединения Средней Азии. Уже одно то, что это была последняя крупная территория, присоединённая к России в XIX веке, племя Теке (Ахал-Теке) - последнее покорённое племя, а сражение за крепость Денгиль-Тепе (Геок-Тепе) - последнее крупнее крупное сражение в Туркмении - достаточно красноречивый аргумент в пользу предложения собрать, обобщить и кратко изложить эту часть истории. Тем более, что в Ахал-Текинской экспедиции и сражении за Геок-Тепе большая роль принадлежала и Красноводску (отсюда начиналась одна из верблюжьих операционных линий подвоза боеприпасов к месту сражения). Этим сражением руководил генерал-адъютант Михаил Скобелев, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг. А к обеспечению морских перевозок и операций Скобелев привлёк тогда ещё молодого офицера, будущего адмирала Макарова. Эта операция вошла в книгу И.С. Прочко "История развития артиллерии" (с древнейших времён и до конца XIX века), изданной в 1994 г. в С.-Петербурге. Заключительные строки об операции по взятию Денгиль-Тепе звучат так: "Участием в Ахал-Текинской экспедиции закончилась боевая деятельность русской артиллерии в XIX веке". Я обязательно постараюсь описать этот исторический период и роль в нём Красноводска.

Степа: Есть одно фото, он в мундире и очень плохая копия. А почему бы вам не поставить что то из своих архивов или изысканий. Мысли и суждения очень интересные, вот и фотки бы не помешали, как качественные, так и редкие, даже возможно из личных архивов красноводчан.

ascont: Степа пишет: вот и фотки бы не помешали Хорошая идея ))) Юрий как Вы к этому отнесётесь?

Юрий: [url= Два известных фото разных лет Н.Г. Столетова

Юрий: Могила Н.Г. Столетова во Владимире

Юрий: Palatov: А что известно о потомках Столетова??? Признаться, не занимался поиском в этом направлении, поскольку не считал его важным для красноводской истории. Но это не мешает заняться им - поиском - биографических продолжений рода Столетовых никому из красноводчан. И, думаю, всем форумчанам будут интересны находки, которые обязательно встретятся в таком поиске.

Юрий: Дело шло к тому, что придётся принимать тяжёлое решение о возвращении. Это, кажется, начинали понимать и на другом берегу Каспия – в штабе главнокомандующего Кавказской армией, в подчинении которого находился Закаспийский край. Однако весь 1870 год прошёл в трудных попытках закрепиться на новом месте. Большое напряжение вызывал сорокаверстный бугристо-песчаной путь от Михайловска до Таш-Арвата. Для облегчения конвоирования, на полпути, в старом русле Аму-Дарьи - Оксуса, в месте, именуемом Мулла-Кари (Молла-Кара), был создан ещё один опорный пункт. Здесь построили укрепление, куда переместили одну роту и всю кавалерию отряда. А для для Кизляро-Гребенского казачьего полка, часть которого находилась в Таш-Арвате, решено было там построить штаб-квартиру. Однако для постройки на месте имелся лишь камень. Остальные строительные материалы доставлены были с западного берега Каспия в Красноводск, но в Михайловск доставить их не смогли - имеющихся судов едва хватало для перевозки в Михайловск питья и пищи. Материалы остались в Красноводске, что впоследствии оказалось очень кстати, так как они были использованы для строительства Красноводска. Вскоре возникли трудности не только с водой и строительными материалами, но и пищей для верблюдов, которые перевозили грузы от Михайловского до Таш-Арвата. Корм на этом пути скоро был съеден на 10-15 верст по обе стороны от дороги, верблюды стали болеть и «дохнуть не по дням, а по часам». Никакое иной транспортное средство для местных условий не подходило. Так, оказались совершенно бесполезными триста арб, привезённых из Баку. Сейчас, оценивая положение Красноводска в первый год после высадки, ясно, что он становился главным перевалочным пунктом для грузов, идущих через него на совершенно непонятные дела, а не опорным пунктом русской армии. И чем дальше, тем более становилось ясно, что такой ход событий определялся не замыслами С.-Петербурга, и даже не планами Кавказского штаба, и исключительно боевым, но не слишком расчётливым характером командира красноводского отряда, полковника Николая Столетова. Похоже, он просто метался в поисках противника. Главным же его врагом оказался климат прибрежного Туркменистана. Он, конечно, отлично знал о трудностях отряда и все это, не могло его не волновать; но, перейдя к Балханам, уже стало выше его сил уйти оттуда обратно в Красноводск. Да и все вокруг него сознавали, что узел проблем отряда, который следовало рассечь, находится не сзади, а впереди: где-то за пустыней, которая расстилалась по направлению к востоку, а не у берега моря. Очевидцы этого периода утверждали, что схожие чувства испытывали в красноводском отряде все, начиная от солдат до начальника отряда включительно. Средства же для выполнения этих мечтаний таяли с каждым днем, а единственный военный эпизод этого периода – попытка нападения текинского отряда в октябре месяце 1870 года на Михайловский пост. Она была легко отбита, причём в отражении нападения впервые участвовала корабельная артиллерия стоявшего на рейде корабля. Нападение дало, однако, толчок к драматическому развитию событий

Юрий: Друзья! Я восстановил тему в полном объёме и даже кое-что добавил. Убрал только дублирующие и не относящиеся к теме вопросы.

Юрий: Юрий пишет: Проблема устранена. Что-то эта тема отстаёт по посещаемости от трёх других. Со следующего четверга, или пятницы, форумчан, интересующихся историей города, здесь ждёт небольшой, но, надеюсь занимательный исторический сюжет - сюрприз - на тему, скажем, так: "По следам столетней фотографии". А в скобках: "К истории саратовского градоначалия". Раньше разместить не могу - до среды буду в Москве на семинаре.

Юрий: Юрий пишет: Со следующего четверга, или пятницы, форумчан, интересующихся историей города, здесь ждёт небольшой, но, надеюсь занимательный исторический сюжет - сюрприз - на тему, скажем, так: "По следам столетней фотографии". А в скобках: "К истории саратовского градоначалия". Далёкое – близкое (по следам старинной фотографии или штрих к истории саратовского градоначалия) В мае 2006 года на сайте Гражданского Демократического Союза Туркменистана появилась статья руководителя Союза, журналиста Вячеслава Мамедова «Начали разрушение Красноводска». Для молодого российского читателя ни название города, ни само событие ничего не говорили. Для красноводчан же сообщение значило очень многое. Собственно, красноводчан не титульной нации, то есть не туркмен, к тому времени в Красноводске почти не осталось. Да и название это исчезло с новейших карт. При властвовании президента Туркмении Сапармурата Ниязова город был переименован в Туркменбаши – «Глава всех туркмен». Новое название, впрочем, не противоречило исторической миссии города. Красноводск, основанный в 1869 году полковником Столетовым как русский Форт и торговый порт на восточном берегу Каспия, принёс в Туркмению многое из современной цивилизации: от каменных зданий и железной дороги до электричества и телефонной связи, не говоря уже о «главном» товаре, производимом на просторах Российской империи, - алкоголе. И в этом отношении он – действительно «прародитель». Вот что сообщал Вячеслав Мамедов: «Туркменские власти начали активную фазу разрушения старой части Красноводска, города построенного на рубеже 19 и 20 веков. А первая фаза была осуществлена в 2004-2005 годах. За это время в исторической части Красноводска были разрушены многочисленные памятники архитектуры. Так, были уничтожены Дом купца Пашаева, дома, где располагались гостиница торгового Общества «Кавказ и Меркурий», Торговые ряды купца Епифанова, Дом градоначальника, Офицерское Собрание, Соляной двор купца Гиреева. Под бульдозер туркменского государственного вандализма попало и здание Полицейского Управления, которое было известно раньше всей Советской стране, как музей имени 26 Бакинских комиссаров. Именно в этом здании провели томительные и страшные ночи перед расстрелом руководители Бакинского большевистского подполья. Причем, сначала власти еще в 1993 году варварски, при помощи кувалд снесли бюсты Бакинских комиссаров, а вот теперь снесено и все здание». Здание музея 26 бакинских комиссаров, конечно, было известно всему Красноводску. А вот имён купцов Пашаева, Епифанова, Гиреева горожане и не слышали. В советское время, и, тем более, при «Туркменбаши» жители были отлучены от истории. Советские власти всю историю свели к классовой борьбе, а туркменские власти истребляли вообще все исторические сведения, связанные с Россией. Появление Интернета резко изменило ситуацию. За короткое время сведений о начальных годах становления Красноводска как русского города и форпоста на Каспии появилось больше, чем за весь советский период. А одна из старинных фотографий Красноводска, размещённая в Интернете, и отображающая «главную улицу» города, так насыщена деталями, что может называться энциклопедией уличной жизни города начала прошлого века, предположительно 1908 года. Именно этим годом датированы некоторые из немногих дошедших до нас старинных фотографий города и первая его карта-план. Возможно, в том году готовился какой-то юбилейный фотоальбом к грядущему в следующем, 1909 году. 40-летию основания города. На первом плане этой фотографии выделяется вывеска на здании: «Магазин А.Н. Епифанова». Видимо, это угловое здание имел в виду Мамедов, когда писал о предстоящем сносе. Фотография того же места, сделанная почти столетием позже, - примерно в 2004 году - несёт печать обречённости. Видно, что начинается уничтожение старинного центра. К столетию фотоснимка был снесён и этот квартал, и соседние. И теперь только фото позволяет реконструировать историю. Это, увы, – единственный фотодокумент, из которого красноводчане узнают о бывшем купце. Здание, как и весь торговый ряд, располагались буквально рядом с Фортом Столетова. Кто же он был, видимо, самый первый из первых купцов, обосновавшихся в самом центре города, этот А.Н. Епифанов? Архивы Красноводска пока недоступны для изучения, и только всемирная библиотека – Интернет – позволяет осуществлять поиск по, порой, косвенным признакам. Епифановых во всемирной библиотеке оказалось множество, но, как ни удивительно, с инициалами А.Н. не нашлось ни одного, кроме…саратовского градоначальника, - мэра по нынешним временам. Справка гласит: «ЕПИФАНОВ Александр Николаевич - купец 2-й гильдии, винный откупщик, городской голова (1891-1894), член Саратовского общества любителей изящных искусств (с 1889). Оставил Саратов в 1896 году». Но может быть фамилия на вывеске и справка о градоначальнике лишь случайное совпадение?

Юрий: Юрий пишет: На первом плане этой фотографии выделяется вывеска на здании: «Магазин А.Н. Епифанова». Видимо, это угловое здание имел в виду Мамедов, когда писал о предстоящем сносе.

Юрий: Среди старых фото нашёлся даже снимок, сделанный с конца этой улицы

Elena: Юрий пишет: Среди старых фото нашёлся даже снимок, сделанный с конца этой улицы почему-то я не вижу фотографий [img]http://jpe.ru/gif/smk/sm59.gif[/img]

Юрий: Фотографии размещены, даже по 2-й ссылке, то-есть полноформатные, чтобы было удобно сравнивать. Это что-то, полагаю, связано у вас с техникой.

Юрий: Юрий пишет: Фотография того же места, сделанная почти столетием позже, - примерно в 2004 году - несёт печать обречённости. Видно, что начинается уничтожение старинного центра. К столетию фотоснимка был снесён и этот квартал, и соседние.

Юрий: Прямых доказательств того, что Епифанов А.Н. - красноводский и Епифанов А.Н. - саратовский одно лицо, нет. Но в пользу этого предположения говорит то, что саратовский градоначальник был по совместительству ещё и купцом. Имеется и намёк на то, что его купеческие интересы простирались далеко за пределы Саратовского края. И.Я. Славин, бывший заместителем градоначальника, и оставивший воспоминания о своей работе с Епифановым в бытность того главой Саратова, пишет: «В 1896 г. он покидает Саратов, окончательно ликвидирует здесь свои недвижимости и все торговые дела и переезжает в Москву на постоянное жительство. Но и там не забывает Саратова и время от времени присылает на разные местные благотворительные нужды более или менее значительные суммы». Как вспоминает И.Я. Славин: «Избрание и утверждение А. Н. Епифанова наша местная пресса единодушно приветствовала, возлагая на него большие надежды. Епифанов представлял собой незаурядную фигуру. Это был человек недюжинного ума, серьёзный, работоспособный, быстро ориентирующийся в специальных вопросах, хорошо владеющий деловой речью. Он не получил определённого законченного образования, но много читал по разным областям знания и, по-видимому, кое-что хорошо переварил. Епифанов был глубоко и искренно сознательно религиозен, состоя постоянным и неизменным читателем “Московских ведомостей” и ярым, страстным поклонником М. Н. Каткова, идеи и тенденции которого последовательно и настойчиво проводились в этой газете и после его смерти. Правость убеждений Епифанова проявлялась им неуклонно и прямолинейно». Сам по себе уход Епифанова с поста городского головы не вызвал сожалений. Более того, в 1895 г. по рукам ходила эпиграмма местного «пиита» К. И. Селяври: Выбирали люди воеводу, / Посулил он “воздух, хлеб и воду”. / Воеводствовал он долго, утомился. / И посыпалися градом укоризны: / Что же, брат, ты сделал для Отчизны? Покажи-ка воздух, хлеб и воду, / Что сулил ты нашему народу.../ “Хлеб и воду - вот нашли находку! / Ну, а хлебную не я ли дал вам водку?” О том, куда простирался «хлебно-водочный» интерес Епифанова - купца, говорится в тех же воспоминаниях Славина: «Бог не дал ему… длительности в его собственной семье, которую он содержал строго и крепко по-старозаветному. Из двух его сыновей один умер в молодых годах, другой оказался безнадёжно душевнобольным. В последние годы жизни его мучительно томило - кому передать очень обширное торговое дело, которое он поставил в грандиозных размерах в Средней Азии. Не знаю, как удалось ему решить этот вопрос, но известно, что он решительно и безусловно отвергал очень выгодные предложения и домогательства евреев купить у него торговое предприятие в целом составе». Очень много сказано о Епифанове в этой короткой фразе. Можно предположить, что «обширное торговое дело» было связано с поставками водки в Среднюю Азию и вина – обратно, в Россию. Ведь в Азии, стране мусульманской, с производством водки дело обстояло не лучшим образом ввиду отсутствия в том потребности. Что касается упоминания о «выгодных предложениях и домогательствах» евреев, то резонно предположить, что речь могла идти о бухарских евреях, которые после занятия Бухары русскими войсками получили достаточную степень свободы и некоторые гражданские права. Однако от Бухары до Красноводска более 1100 километров. Как мог проникнуть в те края Епифанов? Напомним, что железная дорога от побережья Каспийского моря до Бухары и Самарканда была проложена ещё в 1888 году. Правда, конечный её пункт располагался не в Красноводске, а в 50 километров от него – в порту Узун-Ада. Но промежуточным перевалочным пунктом грузов из России и обратно служил именно Красноводск, куда дорога пришла только в 1896 году. Имеющиеся документы говорят о том, что виноградное вино занимало одно из главнейших мест в грузоперевозках через эти порты (53 тыс. пуд. и 67 тыс. пуд. в 1891 и в 1892 годах соответственно). Видимо производство вина было налажено в Самарканде из местного винограда и оттуда поставлялось в Россию. Но, возможно, не только виноторговлей занимался в Средней Азии Епифанов. В то самое время, когда Россия закреплялась в Средней Азии, и в частности в Узбекистане, с юга туда проникали и индийские купцы. Имеются сведения, что выходцы из Индии занимались, помимо торговли и ростовщичества, и различными видами предпринимательства. Например «в 1896 г. индиец Бай Балагулев в компании с А. Я. Епифановым построил хлопкоочистительный завод в кишлаке Машад Наманганского уезда» (Узбекистан). В этих сведениях смущают инициалы – А.Я. Но вполне допустимо, что «Я» - это всего лишь искажение «Н», искажение, возникшее уже в наше время при перепечатке с раннего текста. В таком случае, версия об интересе бухарских евреев к торговым предприятиям Александра Николаевича Епифанова вполне обоснована. Объяснение же «решительного и безусловного» отказа от предложения евреев находим в скудных сведениях о жизни Епифанова, как в Саратове, так и после его отъезда из Саратова в Москву и, в частности, о его антисемитизме. Так, ещё до выборов его на пост городского главы (1891 год) он был известен как предводитель и главарь городской думской «чёрной сотни». Позже, проживая в Москве, он, видимо, стал одним из основателей Русского Монархического Собрания (1906 год) - интеллектуального штаба русских монархистов - и активным членом его правления. Торговые свои дела Епифанов, видимо, не свернул, так как в списке членов правления РМС Епифанов упоминается как купец. В 1908 году он стал одним из подписантов телеграммы к лидеру чёрносотенцев В.М. Пуришкевичу, ставшему членом Собрания, в которой подписанты просили его настаивать в Государственной Думе на изгнании евреев из России (опубликовано в печатным органе Собрания газете «Старая Москва» 24 апреля 1908 г.). О взглядах Епифанова говорит и такое о нём воспоминание: «Он вообще любил кричащие лозунги и своеобразно красочные выражения. Так, в восьмидесятых годах, ратуя против оперетки, он в заявлении на имя думы сказал, что оперетка - это «животно-сладостная тля». Выражение, вполне пригодное для оправдания в будущем действий Туркменбаши, запретившего в Туркмении оперу и балет. Но как бы ни относиться ко всем перечисленным качествам саратовского градоначальника, именно при нём был создан Саратовский Художественный музей им. Радищева и созданию его он способствовал не только как градоначальник, член комиссии по его созданию и член Саратовского общества любителей изящных искусств, но и как благотворитель. Любопытен и такой эпизод из его деятельности. В мае 1891 года Саратов торжественно отмечал свое трехсотлетие. В Дворянском собрании на юбилейных торжествах А. Н. Епифановым была объявлена важная новость о том, что Городская Дума “с целью доставить возможность пользования книгами для чтения тем слоям городского населения, которым по состоянию их средств существующие библиотеки недоступны - в ознаменование 300 -летнего юбилея города Саратова, учреждает три городские бесплатные народные читальни, открывающиеся на окраине города”. Саратовский губернатор признал возможным открытие этих библиотек лишь к лету 1894 года. Не исключено, что следы подобной культурно-благотворительной деятельности Епифанова, а также деятельности по линии «изящных искусств», а то и его монархическо-черносотенные пристрастия могли сохраниться и в красноводских архивах. Ведь, как отметил Славин: «Несмотря на многие минусы, Епифанов всё же был натурой своеобразно цельной и недюжинной». Умер А.Н. Епифанов в Москве, предположительно между 1914 и 1920 годами.



полная версия страницы